ФИЛОСОФИЯ О КОМПАНИИ НОВОСТИ КАТАЛОГ РЕКОМЕНДУЕМ СТАТЬИ УСЛУГИ ДИЗАЙНЕРАМ ВОПРОС-ОТВЕТ КОНТАКТЫ

Обзор интегрального усилителя Pass Labs INT-30A

Введение

На протяжении почти сорока лет Нельсон Пасс занимается разработкой простых электронных компонентов с высокими рабочими показателями. В 1991 году, имея за плечами двадцать лет опыта, он основал компанию Pass Laboratories, которая с тех пор стала одним из самых уважаемых производителей усилителей мощности и интегральных усилителей.  В своих разработках Н. Пасс преследовал максимально ясные цели: мощность, простота использования и качество работы. В настоящее время Pass Labs поставляет на рынок два модельных ряда усилителей — серии X.5 (класс AB) и XA.5 (класс А). Номинальная мощность аппаратов серии XA.5 охватывает диапазон 30-200 Вт, а усилители X.5 развивают от 150 до 1000 Вт, в зависимости от модели. Интегральный усилитель INT-30A, о котором пойдет речь сегодня, объединяет в одном корпусе свойства предусилителя XP-10  и усилителя XA30.5.
Признаюсь сразу — я поклонник цифровых многоканальных устройств. Мне нравится, когда музыка окружает меня, и нравится прозрачное, точное ее воспроизведение посредством полностью цифрового тракта прохождения сигнала. Однако я хорошо осведомлен о десятилетней эволюции традиционных стерео систем. У разработчиков изделий, подобных этому, было очень много времени для того, чтобы испробовать различные подходы к воспроизведению звука. Продукция с такой предысторией неизбежно должна была достичь своеобразного зенита. Кроме того, у меня также достаточно опыта, чтобы знать наверняка, что выдающиеся технические характеристики не обязательно указывают на приличное звучание аппарата. С помощью одних цифр невозможно передать полную картину. В конце концов, нужно отбросить  в сторону свои предубеждения — и просто сесть и слушать.
В общем, находясь под влиянием привычки к повсеместному цифровому воспроизведению музыки, мне не терпелось увидеть, что же способен предложить мир двухканального High End. INT-30A — простой, если не сказать элементарный аппарат. В нем нет ни цифровой коррекции акустики помещения, ни регулировки тембра, ни какой-либо обработки звука. Если не считать регулировок затухания и баланса, в усилителе нет ничего, что могло бы каким-либо образом повлиять на сигнал на его пути от источника к акустическим системам. Хотя в прошлом я познакомился с большим количеством двухканальных устройств, ни с одним из них я еще не встречался в моих нынешних условиях обитания. Ну что же — питая большие надежды, начнем.

Конструкция
INT-30A выглядит поистине впечатляюще.  Он совсем не похож на обычный «ящик», какие во множестве украшают соответствующие стойки для оборудования. Лицевая панель представляет собой монолитную алюминиевую пластину толщиной полдюйма, сдержанно украшенную отфрезерованным желобком, тянущимся от края до края. Этот желобок играет роль вместилища для кнопок включения питания, отключения звука, четырех коммутаторов входов и ИК-датчика. С правой стороны находится крупная металлическая ручка регулятора громкости. На дисплей с синей подсветкой, расположенный в центре, выводятся данные об активном в данный момент входе и уровне громкости для каждого канала. Громкость отображается посредством абсолютных значений, и при включении усилителя отсчет всегда начинается с нуля.  Регулятор баланса на пульте ДУ служит для настройки необходимого уровня с каждой стороны.

Остальная часть корпуса окрашена в черный цвет. Боковые стороны корпуса сплошь покрыты большими ребрами охлаждения, которые простираются от передней панели до задней. Они соединены с выходными транзисторами усилителя и весьма ощутимо нагреваются после продолжительной работы. На задней панели имеется полный комплект аналоговых гнезд. Входы 1 и 2 могут быть использованы как для несимметричного, так и для симметричного подключения с помощью RCA- или XLR-разъемов. Входы 3 и 4 предназначены только для RCA. Также предусмотрены выходы предусилителя, аналогичным образом допускающие как несимметричное подключение с помощью RCA, так и симметричное XLR. Контакты для подключения акустических систем представляют собой мощные винтовые клеммы, способные принять неизолированный провод или наконечник типа «лопатка». В целях соблюдения ограничений, действующих в некоторых странах, компания Pass Labs предотвратила использование разъемов типа «банан», заполнив их центральные части пластиковыми заглушками. Не желая вывести из строя свои кабели, уже снабженные разъемами типа «банан», я удалил эти вставки. Учитывая, что данная процедура оказалась довольно сложной, я рекомендую читателям следующее: если вы собираетесь использовать «бананы», то обратитесь к своему дилеру — пусть он сделает это для вас. Завершают список жизненно важных органов на задней панели усилителя разъем для сетевого шнура, выключатель питания, гнездо предохранителя и зажим для земли сигнала. Аппарат покоится на ножках из твердой резины,  высота которых приблизительно равна половине размера хоккейной шайбы. На всем рынке аудиоаппаратуры мне не известны другие подобные ножки, способные поглощать больше вибраций, чем эти.

Как можно заключить из следующей фотографии, вся внутренняя «начинка» INT-30A посвящена решению поставленных задач. Тороидальный трансформатор на переднем плане  (фото слева) во многом определяет немалый вес усилителя. Конденсаторы, к сожалению, скрыты под платой входных гнезд. Можно рассмотреть выходные транзисторы, прикрепленные болтами непосредственно к боковым радиаторам.

Пульт ДУ необходимо описать как исключительно привлекательный. У него цельнометаллический корпус, будто бы фрезерованный из единого бруска.
Для замены батареек необходимо удалить четыре винта на задней панели. Кнопки на пульте — небольшие, сделаны из пластика. Так как этот пульт является общим для нескольких аппаратов от Pass Labs, на нем имеется несколько кнопок, не относящихся к управлению усилителем INT-30A. Предусмотрены кнопки включения питания, отключения звука, переключения входов, регуляторы громкости и стереобаланса, а также специальная кнопка затемнения (или полного отключения) подсветки дисплея на передней панели. Работа пульта оказалась выше всяких похвал, а его внешний вид и ощущения в руке совершенно соответствуют уровню качества данного продукта.

Настройка
Я изначально задумал эту статью как описание сугубо двухканальной конфигурации.  Хотя в моей системе домашнего кинотеатра имеется великолепный сабвуфер — SVS PB-12 Plus,  —  мне захотелось  задействовать INT-30A именно в том качестве, в котором он и был задуман: как двухканальный компонент класса high-end. Из следующей главы читатели поймут, что я совершенно не ощутил необходимости в сабвуфере. 
Pass Labs рекомендует режим максимальной вентиляции для INT-30A, поэтому я поставил его на небольшой «пьедестал» на полу между двух своих основных акустических систем, широкополосных напольных Axiom M60.  В ходе тестирования я задействовал два различных источника — стандартный Oppo BDP-83 и SACD-плейер Marantz SA-8260.  Оба они были подключены с помощью RCA-кабелей, изготовленных из Belden LC-1  с применением обжимных разъемов  Taversoe Crimp от  Blue Jeans Cable. Акустические системы были подключены с помощью кабелей Belden 5000UE  (калибра 12 AWG) и разъемов типа «банан», также от Blue Jeans.
Следуя рекомендациям в добротно написанном Руководстве пользователя, вначале я запустил INT-30A без каких-либо дополнительных соединений и включил источник питания для того, чтобы зарядить конденсаторы. Руководство предупредило, что освещение в комнате потускнеет на мгновение, — и, действительно, так все и было! Несмотря на небольшую номинальную мощность усилителя, в этом тяжелом корпусе, несомненно, присутствует серьезная сила. Затем я отключил питание и произвел все остальные соединения.
Включив питание в первый раз, я заметил, что на дисплее отобразился уровень громкости, равный нулю. Не потребовалось много времени, чтобы прийти к выводу о том, что это стандартная процедура для данного усилителя. Каждый раз при включении питания слушателю придется настраивать уровень громкости до желаемого. Подобное положение дел, однако, не устраняет опасности возникновения пиков громкости, если вам вздумается задействовать усилитель при уже работающем источнике звука.
Ну вот, на данном этапе Руководство пользователя предупреждает: «Вы уже готовы для общения с музыкой». И еще: «Если повезет, вы испытаете сейчас счастливое состояние музыкальной нирваны — и некоторое время будете оставаться в ней». Как читатель поймет из следующей главы, подробно повествующей о прослушивании, более правдивые слова никогда еще не были сказаны.

На практике
Я начал прослушивание с  подключения Blu-Ray проигрывателя Oppo BDP-83. Я убежден в приоритете SACD перед  двухканальными вариантами. Мне известно, что многие аудиофилы верят в важность длительной приработки и прогрева компонентов перед работой. Я не придавал значения подобной предварительной подготовке — пока не пообщался с  INT-30. Сначала у меня появилось ощущение зернистости высоких частот и несколько зауженной звуковой сцены. Прослушав несколько знакомых отрывков из классической музыки, я оставался совершенно не впечатлен. Однако примерно полчаса спустя я заметил разительную перемену. Высокочастотная составляющая диапазона стала чрезвычайно чистой и ясной, а звуковая сцена вдруг замечательно развернулась передо мной. Тогда я вернулся назад — и переслушал еще раз музыкальный материал, услышанный в первые полчаса. И вот теперь-то слушать было очень приятно! К тому времени радиаторы, расположенные по бокам усилителя, довольно ощутимо нагрелись, и я понял, что INT-30A только тогда и начал свою настоящую работу.
Сначала я прослушал «Liquid Ebony» — сборник концертных выступлений коллектива West Point Band. Эта запись была сделана в 2009 году, и я с гордостью признаюсь, что был одним из солистов. Мы производили запись в небольшом концертном зале Lycian Center (расположенном в местечке Sugar Loaf, Нью-Йорк), в котором работаем уже много лет.  Могу сказать, что никогда не слышал лучшего звучания! Самым первым впечатлением стало ощущение чистого и развернутого пространства. Опираясь на свой предыдущий опыт прослушиваний, рискну утверждать, что это один из лучших образцов реализма в записи.
Следующим выбором стала хорошо знакомая мне запись Второй симфонии Брамса в исполнении Чикагского симфонического оркестра и сэра Джорджа Шолти. Этот диск не отличается безукоризненной точностью воспроизведения, но — опять же — звучал он гораздо лучше, чем когда-либо. Расположение деревянных и медных духовых на переднем плане было очень хорошо передано. Звучание группы скрипок показалось слегка «зажатым», но это вина исходного материала.
Первый сеанс прослушивания я закончил диском с произведением Джона Уильямса «Five Sacred Trees», написанным специально для Джудит Леклер, ведущей фаготистки Нью-Йоркской Филармонии. В записи участвовал Лондонский симфонический оркестр под управлением Джона Уильямса. Инструменту г-жи Леклер присущи выдающаяся ясность и хороший резонанс, что при воспроизведении на другой, меньшего размера, аппаратуре часто заменяется недостаточно полновесным басом.
Здесь все было по-другому — мощный звук фагота украшали сверкающие обертоны, и ни один из них не был потерян. Как и в предыдущих прослушанных записях, затухание звука в концертном зале передавалось великолепно, создавая правдоподобное ощущение пространства вокруг солиста и оркестра. Согласные звуки — такие, как прикосновения к ударным или перебирание струн арфы — передавались особенно безупречно. На этом диске содержится также Симфония № 2 «Mysterious Mountain» Алана Ованеса. Это произведение — настоящее пиршество для басовых струнных и деревянных духовых инструментов. Глубина проработки баса была поистине изумительна — и я с удивлением вспомнил, что мой сабвуфер в данный момент не задействован. Я слушал только две напольные акустические системы среднего размера — и опять с удовольствием отметил, что деревянные и медные духовые выдвинуты на передний план. Я также обнаружил, что удаление грилей с громкоговорителей привело к еще большей прозрачности высоких частот. Поэтому оставшуюся часть своего прослушивания я проводил со снятыми грилями.
Для следующих сеансов прослушивания я взял у друга SACD-плейер Marantz SA-8260. Мне хотелось испробовать в действии более лучший источник — и я не был разочарован. Новый плейер продемонстрировал бОльшую детальность и динамику, чем мой Oppo. Для оценки достоверности передачи вокала я использовал Четвертую симфонию Малера, записанную в исполнении Берлинского филармонического оркестра под управлением Бернарда Хайтинка, с участием Сильвии Макнейр (сопрано) в четвертой части. Эта часть вполне могла быть самостоятельным произведением, так как она выходит за рамки событий, описанных в остальных частях симфонии. Голос Макнейр звучит предельно ясно и подробно, с совершенной передачей высоты тонов и дикции. Усилитель INT-30A смог подчеркнуть все качества, любимые мною в этой записи, — и воздействие было по-настоящему сильным. Необходимо также упомянуть колокольчики, использованные в первой части симфонии: их звучание трудно воспроизвести правдоподобно, и обычно эффект примерно такой, как если бы кто-то время от времени нажимал кнопку генератора белого шума. Однако в исполнении INT-30A они действительно звучали как колокольчики.
Чтобы продолжить изучение басовой составляющей, я поставил SACD-диск с «Симфонией для органа» Камиля Сен-Санса в исполнении симфонического оркестра Филадельфии. Тоны большого барабана и педалей органа в буквальном смысле сотрясли комнату. И снова я спросил себя: «Зачем вообще может понадобиться сабвуфер?» (никогда не мог подумать, что напишу эту фразу!) — я совершенно искренне не ощущал его отсутствия. INT-30A раскрыл такие качества в данной записи, о которых я и не подозревал. Потрясающий бас был не единственной характеристикой звучания, присущей наиболее заметным динамическим отрывкам. Во второй части симфонии присутствуют очень мягкие органные партии, находящиеся практически на границе слышимого. Я порадовался тому, что у меня очень тихая комната, так как воспроизведение тембров было просто безупречно.
Следующей тестовой записью стало прекрасное исполнение кларнетистом Джоном Манассе сонат для кларнета Брамса. И Манассе, и его дуэт-партнер, пианист Джон Накамацу, вложили максимум усилий в каждую ноту — и более тонкой исполнительской работы я не слышал. К сожалению, качество самой записи отстает от мастерства музыкантов. Как будто какая-то пелена наброшена на все произведение — мне кажется, это результат чрезмерного шумоподавления в процессе окончательной работы над записью. Тем не менее, INT-30A удалось успешно передать смысл даже тех музыкальных деталей, которые не очень четко проработаны в записи.
Проводя очередное прослушивание, мне нравится временами отходить от стандартной процедуры — и заменять привычную классическую музыку на что-либо более «живое». В конце концов, в любом прослушивании используется только микроскопическая часть возможного музыкального материала. Решив украсить свою нынешнюю сессию каким-либо образцом кельтской музыки, я использовал альбом «How Are We Getting Home?» группы Gaelic Storms — и в очередной раз получил удовольствие от на редкость ясного отзвука прикосновения к струнам. Несмотря на то, что вокал представлял собой слитный массив голосов, каждый из этих голосов можно было различить без труда. При всей сложности гармоний, слышен индивидуальный тембр каждого певца. Низкочастотные ударные и бас были очень правдоподобны без ощущения чрезмерности.
Переходя к старому доброму джазу времен моей юности, я «заглянул» в «Американский гараж» («American Garage») — альбом известного джазового музыканта Пэта Мэтини. Его звучание очень однородно и сбалансированно, однако усилителю INT-30A удалось выделить подробности, которых я раньше не слышал. Нижние частоты прекрасно отрегулированы. Честно говоря, подобный эффект вряд ли бывает достижим без применения какой-либо цифровой коррекции акустики помещения. Однако INT-30A прекрасно обошелся без коррекции. И снова я оценил по достоинству свою заглушенную, акустически обработанную комнату: такой усилитель заслуживает соответствующего помещения.
Очередной этап прослушивания открыл CD-диск блюзмена Стиви Рэя Вона «Texas Flood». Думаю, если бы я был владельцем этого усилителя, то заполнил бы свою музыкальную коллекцию таким количеством гитарной музыки, какое вообще только возможно. Детальность и прозрачность здесь не просто слышны — они почти физически ощутимы, и это добавляет удовольствия при прослушивании. По части техники исполнения Вон не имеет себе равных, и его продолжительные импровизированные соло — это настоящее чудо.
Закончил я свое знакомство с усилителем записью современного большого джазового оркестра Big Bad Voodoo Daddy. Одноименный альбом представляет собой студийную запись с заметной порцией дополнительно привнесенных в звучание пространственных характеристик — таких, как объем и акустическая атмосфера зала. Подобный прием оправдан: эффект присутствия в классическом джаз-клубе достигается с помощью не только собственно звука, но даже и стиля оформления этого звука. Медные духовые воспроизводятся в высшей степени впечатляюще, и усилитель INT-30A ни разу не допустил неточности в передаче их звучания даже на высоких уровнях громкости.


Небольшое интервью с Нельсоном Пассом

Крис Эберли: Как вы думаете, что привносит в музыку топология класса А — в противовес другим типам усилителей?
Нельсон Пасс: Класс А по своей натуре более линеен и обеспечивает не только более низкий уровень искажений, но также и более простые типы искажений. Это позволяет разработчику применить меньше обратной связи (или совсем обойтись без нее) и более простую топологию, что в результате приводит к улучшенным результатам измерений или более правдоподобному звуку — а иногда к тому и другому сразу.
К. Э.: По-вашему, можно ли улучшить технологию класса А?
Н. П.: Все зависит от того, что вы подразумеваете под улучшением. На мой взгляд, единственным улучшением по сравнению с работой в «чистом» классе А является повышение эффективности, однако это неизменно сопровождается понижением качества звука и представляет собой компромисс между «чистым» классом А и классом AB. Я запатентовал первое решение по повышению эффективности усилителей класса А в 1976 году, но оно не предусматривало акустических улучшений по отношению к классу А со статическим смещением, и в настоящее время я его не использую.
К. Э.:  Вы экспериментировали с усилением в классе D?
Н. П.: В конце 80-х я сконструировал неплохой аппарат (фото выше), но не стал продолжать работу над ним. Сомнительным пунктом в классе D для меня является то, что он подразумевает работу в противоположном направлении, чем мои исследования. Я делаю усилители, которым присуща максимально возможная линейность, минимально или совсем не зависящая от отрицательной обратной связи. В отличие от этого, усилитель класса D обладает максимально нелинейной схемой, которая полностью зависит от отрицательной обратной связи. Меня восхищают результаты, каких удалось достичь разработчикам, учитывая затруднения, неизбежно возникающие при общении с классом D.
К. Э.:  Реально ли сравнить номинальную выходную мощность усилителя класса А — и усилителя класса AB? Другими словами, нужно ли «пересчитывать» 30 Вт, выдаваемые INT-30A, в другую величину, если бы мы имели дело с классом АВ?
Н. П.: Мощность INT-30 составляла бы 100 Вт, если бы мы обозначили его как класс АВ. В данном случае важно не значение мощности, а фактическое количество тока смещения, которое проходит через выходной каскад. На сайте www.passlabs.com есть хорошая статья под названием «Расставаясь с классом А», в которой данная тема рассматривается подробно, — однако заканчивается она следующими словами: «Большее количество тока смещения  — это хорошо».  
К. Э.:  В ходе своего прослушивания я отметил заметное улучшение качества звучания, особенно в области высоких частот, после того, как усилитель разогрелся как следует. Что именно происходит в то время, как внутренние элементы нагреваются до рабочей температуры?
Н. П.: В основном увеличиваются токи смещения различных частей цепи, но вместе с этим и особенности каждого усилительного элемента приближаются к «золотой середине», которая оптимизируется на заводе после приработочных испытаний на уровне нормальной рабочей температуры усилителя. Естественно, что качество звучания улучшается после прогрева.
К. Э.:  Задумывались ли вы когда-либо о создании многоканальных компонентов для домашнего  кинотеатра?
Н. П.: Мы являемся компанией «двухканальной», и каждый из нас смотрит домашнее кино под «аккомпанемент» исключительно стереосистем.  Мы создали несколько моделей 3- и 5-канальных усилителей, а в настоящее время работаем над большим 5-канальным усилителем, который будет представлен потребителям в конце этого года, — и это, пожалуй, все.
К. Э.:  Меня очень заинтересовала секция усилителя мощности в INT-30A. Можете ли вы ответить, каковы отличительные особенности секции предусилителя?
Н. П.: Никаких особенностей нет, так как нет самой секции предусилителя — есть лишь коммутатор входов и буферная регулировка громкости. Буфер представляет собой небольшой повторитель JFET: весь коэффициент усиления задается основным усилителем.

Выводы
Слушая усилитель INT-30A, я думал только об одном: «Этот компонент помогает понять свои ощущения от музыки».  Я прослушал много электронных компонентов и различных акустических систем — и, хотя я высоко оцениваю большинство из них, ни одному из них не удалось вызвать во мне такие же впечатления, какие сложились при знакомстве с INT-30A. Как музыкант, я глубоко признателен данному усилителю за то, что он в состоянии донести до слушателя разницу в звучании отдельных образцов музыкальных инструментов. Каждый фагот (да и фаготист, если уж на то пошло) звучит по-своему. Думается, именно эта черта аудиотехники класса high end и привлекает поклонников. Несмотря на то, что электронные аудиокомпоненты очень точны, они все же сообщают слушателям некую дополнительную информацию, которая не поддается определению. Мне очень понравились ощущения, испытанные во время прослушивания INT-30A.
При своей номинальной мощности в 30 Вт на канал, этот усилитель никогда не звучал напряженно. И самые громкие, и самые тихие музыкальные эпизоды воспроизводились с равной прозрачностью динамических характеристик. Проникнувшись столь ответственным подходом усилителя к передаче сигналов, вы непременно захотите обзавестись наилучшим помещением для него: недостаточно хорошо подготовленная комната прослушивания не позволит потенциалу INT-30A раскрыться в полную силу. Добавлю также, что мои АС Axiom M60 никогда не звучали так великолепно. В самом деле, этот интегральный усилитель смог повысить качество всех компонентов в моей системе. SACD-плейер Marantz , позаимствованный на время у моего друга, внес неоценимый вклад в проведенную сессию, и я настоятельно рекомендую слушателям, желающим полностью раскрыть потенциал INT-30A,  использовать качественный аналоговый источник.
В начале этой статьи я заявил, что являюсь поклонником мультиканальных устройств, — однако теперь горизонты моих представлений значительно расширены. Я уверен, что впечатления, которые вызывает хороший двухканальный компонент, должны стать неотъемлемой частью слушательского опыта каждого любителя музыки. В ближайшее время я вряд ли буду что-либо менять в своей системе домашнего кинотеатра, однако сама идея специализированной двухканальной системы неожиданно стала для меня очень привлекательной. И хотя я не могу позволить себе купить усилитель INT-30A, он основательно занял место в моем собственном списке предпочтений, получив мои наилучшие рекомендации.

ФИЛОСОФИЯ СПОСОБЫ ОПЛАТЫ КАТАЛОГ ОБЗОРЫ

О КОМПАНИИ ГАРАНТИИ УСЛУГИ
НАШИ ПАРТНЁРЫ ПАРКОВКА ДИЗАЙНЕРАМ
НА ГЛАВНУЮ КОНТАКТЫ ЗАКАЗ АУДИОТЕХНИКИ
И СРОКИ ДОСТАВКИ
КАРТА САЙТА
Торговый центр «Антей», 5 эт.

г. Екатеринбург, ул. Малышева 53
разработка сайта и дизайн
АКЦИИ
   
+7 (343) 379-58-81

+7 (908) 926-64-19

+7 (343) 268-11-99


Яндекс.Метрика